Форум » » С. О. Макаров: «Я знаю Японию еще с детства». » Ответить

С. О. Макаров: «Я знаю Японию еще с детства».

Костромитинов: См. в теме

Ответов - 22, стр: 1 2 All

Костромитинов: Из письма С. О. Макарова (1888 г.), часть 1: «Я только что вернулся из Токио, где присутствовал на обедне [литургии] в нашей духовной миссии. Служил отец Павел Сато на японском языке, при двух хорах японских певчих. Это была обыкновенная воскресная служба, как всегда, но она произвела на меня огромное впечатление. Я знаю Японию еще с детства. Я был здесь разновременно, начиная с 1864 г., но мне никогда не приходила мысль побывать в японском православном храме во время богослужения, так как в этом я не предвидел ничего интересного. Я не мог представить себе, какое отрадное чувство испытывает русский человек при виде японцев, молящихся по обычаям нашей Церкви. …Я лично люблю японцев, может быть даже больше, чем другие, но все же они были для меня посторонние люди, пока я не увидел их в православной церкви. Нужно видеть то, что я видел, чтобы понять эти чувства. Я не берусь их описывать – это мне не под силу. …В печати встречается очень мало сведений о том, каким образом Православие распространялось в Японии. Дело это связано с именем преосвященного Николая, который вел его от начала, руководит им теперь и дай Бог, чтобы здоровье позволило ему еще долго руководить делом и в будущем. Я в первый раз видел его в 1860 году простым иеромонахом в Николаевске, где и тогда уже он был известен своим святым образом жизни. Вторично встретил я его через четыре года в Хакодате, куда он приехал в 1861 году настоятелем консульской церкви. Правительство Тайкуна в это время относилось враждебно к христианам, и отец Николай стал посвящать все свое время на изучение японского языка и местных религий. Только в 1868 году представился случай обратить на путь Православия одного японца. Это был учитель фехтования сына нашего консула Гашкевича, некто Савабе, завзятый враг христиан, который не пропускал случая при встрече с отцом Николаем, если не делать ему оскорблений, то по крайней мере бросать на него взгляды, полные ненависти и злобы. В один прекрасный день он зашел к отцу Николаю и в оскорбительных и резких выражениях стал упрекать его в желании, будто бы свойственном всем христианам, причинить Японии вред. Надо сказать, что японцы понимали проповедников христианства, как чудодеев, и бывали примеры, что приходил человек и требовал из любознательности, чтобы при нем было совершено какое-нибудь чудо. Недоброжелатели объясняли пожары злоумышленностью христиан, которые будто бы обращались в кошек и разносили огонь по городу на своих хвостах. Савабе упрекал отца Николая в злонамеренности и злобно поносил христианство. Когда он закончил, тогда только отец Николай мог, в свою очередь, сделать ему упрек, что он бранит вымышленного им врага, и что толковый человек, ранее, чем бранить, должен узнать, в чем дело. Савабе согласился, чтобы ему объяснили, в чем заключается христианское учение, и через несколько времени из заклятого язычника сделался ревностным христианином. В 1875 г. он уже был рукоположен в Хакодате в священнический сан, и до сих пор ревностно трудится по распространению христианства.

Костромитинов: Из письма С. О. Макарова (1888 г.), часть 2: «В 1868 г. на трон Японии вступил ныне царствующий император Муцихито. …В 1869 году отец Николай ездил в Петербург, где ему удалось выхлопотать, чтобы была учреждена православная миссия в Японии. В 1872 г. он переехал из Хакодате в Токио. Стеснения для христиан с каждым годом уменьшались… …В настоящее время имеется семинария с семилетним курсом. Учащихся 60 человек, выпуски бывают по одному в 2-3 года. …Катехизаторская школа началась понемногу с 1874 года. Преподавание в ней идет на японском языке и окончившие курс отправляются проповедниками в разные части Японии, где в этом является надобность. В настоящее время насчитывается 135 проповедников. …Преосвященный установил обычай ежегодно созывать собор православных христиан. …В 1888 году собор состоялся в городе Оссака в июле месяце и получены следующие сведения: Церквей (общин) – 215. Священнослужителей – 20. Христиан 15 841… …Распространение Православия в Японии не вызывает со стороны этого народа никаких опасений. Преосвященный в этом отношении держится тех правил, которые вообще присущи нашему православному духовенству. Он совершенно посторонний человек для каких бы то ни было политических дел. В японских православных храмах молятся о долголетии и благоденствии ныне царствующего императора, его дома и всего японского народа… …Мне однако же могут поставить вопрос: какое вероисповедание наиболее соответствует государственным интересам Японии и будет принято этой страной? …К счастью, мне удалось по этому поводу беседовать не только с наиболее компетентным лицом здешнего дипломатического корпуса, но и с некоторыми из выдающихся лиц японской администрации. Из всех разговоров и того, что я лично видел, я пришел к заключению, что в Японии принятие того или другого вероисповедания может легко совершиться простым императорским декретом, причем со стороны народа едва ли будет встречено какое-нибудь существенное противодействие. Японцы весьма восприимчивы в подражании Западу, и притом в стране этой пока нельзя подметить никаких следов религиозного фанатизма. Государственные люди Японии, повидимому, считают, что еще не настала пора заняться делом религии. Япония находится в настоящее время в периоде гражданских реформ… Тем не менее вопрос о государственной религии в скором времени придется поставить на очередь. …Не надо быть пророком, чтобы предсказать, что всем странам в мире предстоят еще большие внутренние бури от социальных движений. Бури эти, вероятно, будут ужасны, и не растерзанными могут остаться только те страны, в которых религия и государство составляют одно нераздельное целое.» (Вице-адмирал Степан Осипович Макаров. Биографический очерк. Сост. Барон Ф. Ф. Врангель. Часть 2. Издание Главного Морского Штаба. С.-Пб. 1913. Стр.25-38.)

Костромитинов: Митрополит С.-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский)(1905 г.): «Тяжкое горе переживает теперь Россия. Минул уже год несчастной войны. Флот уничтожен. Наши храбрые воины гибнут десятками тысяч от вражеского оружия. Армия терпит поражение за поражением. Полное уныние в сердцах наших. Не в первый раз посещают Русь Святую тяжелые бедствия… Но не тою Русь была тогда, какою стала теперь. В те времена она сильна была любовью и святой верой своей, непоколебима в своей преданности Царю и Отечеству. А ныне что мы видим? Идет тяжкая война. Сплотиться бы всем нам надо в высоком самоотвержении, полном, патриотическом чувстве, а вместо этого в земле нашей царит внутренняя смута. Родные сыны России, под влиянием неведомых в старину пагубных учений, враждою раздирают ее материнское сердце… Всё перевернулось вверх дном: наука брошена, святое всё попрано. В недавние масленичные дни, когда наши родные герои изнемогали в неравной борьбе со врагом и умирали в кровопролитных страшных битвах, мы и при таких обстоятельствах не устыдились предаваться нашему обычному в эти дни разгулу. Со стороны даже жутко было смотреть на такое наше нравственное распутство. И за то по всей правде презренны мы стали у всех, сделались посмешищем у народов земли. Вот где настоящее горе и несчастье России. Не стало ничего святого, неприкосновенного для нас. Страх Божий утратили мы, а грубый эгоизм современных «сверхчеловеков» возлюбили». Св. Иоанн Кронштадтский (1905 г.): «Настоящая кровопролитнейшая война наша с язычниками есть также праведный суд Божий за грехи наши… В настоящее время всякие неправды, как море, покрывают землю; своеволию человеческому нет конца, всяким заблуждениям и порокам широко отворены двери». Св. Иоанн Кронштадтский (1906 г.): «Не стало у интеллигенции любви к Родине, и она готова продать ее инородцам, как Иуда предал Христа злым книжникам и фарисеям, уже не говорю о том, что не стало у нее веры в Церковь, возродившей нас для Бога… Настал, в прямую противоположность Евангелию, культ природы, культ страстей плотских, полное неудержимое распутство с пьянством… Св. Иоанн Кронштадтский (1907 г.): «Отчего мы не могли ныне победить врагов-язычников, при нашем храбром воинстве? Скажем не обинуясь: от неверия в Бога, упадка нравственности и от бессмысленного толстовского учения: «не противься злу», следуя которому, сдался на капитуляцию Порт-Артур, а военные суда – в постыдный плен со всем инвентарем. От этого неверия и от своего гордого, кичащегося разума и надмения своею военною силою мы и терпим всякие поражения и стали посмеянием всего мира! Страшный урок дан Богом русской интеллигенции, неверующей в Бога, и себя боготворящей». Протоиерей Сергий Булгаков (зима 1941-1942 гг.): «Интеллигенция впитала в себя все духовные яды западного безбожия, начиная с энциклопедизма и гуманизма, материализма и человекобожия, наконец, социализма в образе марксизма и вообще экономического материализма. Вообще не было такого яда в европейской лаборатории, которого бы не прививала себе русская интеллигенция. Вообще весь пестрый спектр европейского безбожия был здесь воспринят в смешении…»

Костромитинов: Из выступления митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла на Всеармейском офицерском собрании 17 января 1992 г.: «…Церковь, находясь вне политики и не желая вмешиваться в политический процесс, считает своим долгом оказывать влияние на личность и общество таким образом, чтобы способствовать нравственному и духовному преображению и личности, и общества, без которых все попытки построить процветающий и счастливый мир обречены на провал. …Православная Церковь за каждым своим богослужением молится о Вооруженных Силах. Существует специальное прошение о властях и воинстве. Церковь не молится специально ни о какой другой профессиональной категории. Почему? Да потому, что власть предержащие и воинство обладают особой силой воздействия на людей: они обладают властью. От них зависит в большей степени, чем от кого-либо другого, судьба народа и государства, судьба людей, наконец, сам драгоценный и священный дар человеческой жизни. Здесь особенно велика цена ошибки или преступления, особенно страшными и разрушительными могут быть последствия греха и нравственного разлада. Церковь молится за властей и воинство, призывая помощь Божию, Божие водительство для укрепления их нравственных и духовных сил, дабы Божий закон всегда был начертан в их сердцах, дабы они были способны в голосе своей совести слышать голос Бога, любящего Отца всех, уметь видеть страдания слабых и беззащитных людей. Сознавая высоту ответственности людей ратного труда, Церковь окружила их заботой, вниманием и любовью… К великой скорби, семь десятилетий общество наше потешалось и глумилось над памятью православных священников и яростно топтало могилы и тех пяти тысяч военных священников, которые вместе со своей паствой гнили в окопах, шли в бой, горели и тонули на российских боевых кораблях. Даже по неполным данным, за годы первой мировой войны военным священникам было вручено более 1200 высших боевых орденов. Церковь заботилась о нравственном и духовном состоянии воина еще и потому, что воин обязан быть предан своему долгу совершенно особым образом, как никто другой, ибо выполнение воинского долга требует самого страшного – отдания собственной жизни. Долг же – понятие не столько юридическое, сколько нравственное. Никакой устав или закон не могут заставить человека добровольно переступить страшную черту, отделяющую жизнь от смерти. Самопожертвование есть отказ от себя во имя других. Это нравственный и духовный подвиг, его не способен совершить человек, внутренне слабый и порочный. Именно поэтому воинов причисляли к лику святых. И среди них те, чьи имена многие из вас носят: святой великомученик Георгий Победоносец, святой благоверный великий князь Александр Невский и другие. Поэтому воин, как никто другой, нуждается в сохранении высоких идеалов и нравственной целостности. Подрыв этих идеалов лишает воина нравственной мотивации его ратного труда и превращает в наемника. Армия без высоких нравственных идеалов не только теряет способность защищать Отечество, но и становится силой, опасной для своего собственного народа. Не случайно, что нравственное и идейное разложение армии противника всегда было особо важной задачей противоборствующих сторон».

Всеслав: Костромитинов пишет: цитата...и не растерзанными могут остаться только те страны, в которых религия и государство составляют одно нераздельное целое.» Эта цитата из письма С.О.Макарова очень наглядно показывает превосходство Японии над Российской Империей (в период Русско-Японской войны 1904-1905 г.г.).

Костромитинов: П. Краснов. Душа Армии. Очерки по военной психологии. (1927 г.): «Война и только война,— говорит Драгомиров, — вызывает то страшное и совместное напряжение всех духовных сторон человека, в особенности его воли, которое показывает всю меру его мощи и которое не вызывается никаким другим родом деятельности.» «Это свойство войны, — пишет профессор Головин в своем «Исследовании боя», — вызывать усиленную духовную деятельность, само по себе уже наталкивает на мысль, что духовная сторона играет в боевой деятельности человека большее значение, чем в какой-либо другой отрасли его деятельности.» Как же не изучать эту духовную деятельность человека на войне? Как же не подойти к вопросу о важности для всякого военного начальника — военной психологии? Изучаем же мы артиллерию, баллистику, исследуем свойства ручного и огнестрельного оружия, изучаем тактику. Но мы до сих пор как-то проходили мимо, быть может, самого важного знания — человеческой души на войне. http://militera.lib.ru/science/vs17/index.html Я. Корф. О воспитании воли военачальников. (1906 г.): «Психология почему-то до сих пор крайне пренебрегает всеми теми явлениями, которые относятся к духовной деятельности человека на войне; военные же историки, имея до последнего времени весьма мало понятия о важности фактов духовного свойства, обыкновенно или вовсе опускают их или описывают лишь наиболее резко бросающиеся в глаза, ища тайну побед то «в сообщениях», то «в ногах», а не заглядывая в сердца и головы людей». Вдобавок, говоря о зависимости успеха от духовного элемента, мы почти всегда подразумеваем под этим элементом так называемый «дух войск», забывая или даже подчас и не подозревая, что этот самый «дух» есть явление весьма и весьма сложное, и совершенно игнорируя духовную деятельность начальствующих лиц. Между тем печальный опыт минувшей войны наглядно показал, что в ряду наших недочетов, бесспорно, самым крупным являлась неподготовленность громадного процента начальников всяких степеней; притом не столько в смысле недостатка знаний, сколько в отношении недостатка самостоятельности, неумения решать и решаться. http://militera.lib.ru/science/vs17/08.html

Костромитинов: Краинский Н. Военный экстаз и прострация как факторы боевых операций (1940 г.): …В агрессивных движениях воюющих сторон следует различать два психических состояния: фанатизм и экстаз [здесь используется ограниченный смысл этих терминов: фанатизм, как стойкость и готовность к самопожертвованию; и экстаз, как временное воодушевление, порыв]. Первое состояние имеет в своей основе господство в психике определенной идеи, обыкновенно недоступной массам, а потому выражаемой в коротких формулах. Это состояние длительное, ибо идеи обладают большою психическою инерцией. Они медленно зреют, но, укоренившись, держатся необыкновенно упорно и владеют как душою народа, так и армии. Иной характер имеет состояние экстаза. Это состояние временное, определяемое не идеями, а эмоциями, иногда достигающее крайнего напряжения. Воинский экстаз обыкновенно вдохновляется лозунгом, личностью вождей, ведущих людские массы. Он сильно обостряется душевными переживаниями обиды, ненависти к врагу и чувством мести. Но экстаз легко надламывается и спадает. Военный экстаз вдохновляется обаянием ведущих личностей. Если гибнет вождь, экстаз легко сдувается и исповедуемые лозунги часто быстро сменяются противоположными [ярчайший пример – гибель С. О. Макарова]. От экстаза легко совершается переход к полной душевной прострации, которая в военном деле является фактором, предопределяющим поражение… Разумные и мотивированные войны вдохновляются идеями, а не настроениями, военным фанатизмом, а не экстазом. Короткий экстаз, в форме порыва, есть великолепный метод для местной атаки. Военный опыт показывает, как легко такая атака срывается в том шоке, исход которого так трудно бывает предвидеть. Характерным свойством экстаза является торможение им страха. Боевые действия в состоянии экстаза всегда стремительны [как ночная атака японских миноносцев на артурскую эскадру, например, или «брандерные операции»]. Поэтому часто смешивают состояние экстаза с храбростью. Последняя сводится к подавлению эмоций страха, проявляемого в действиях путем воздействия разума и воли, тогда как в состоянии экстаза действия автоматические и не подлежат руководству разума и воли… Экстаз есть сильный двигатель победы, но он кратковременен, и его надо уметь использовать. Он, как порыв, не терпит перерыва и паузы в военных действиях. Он может выдохнуться. После его падения его уже трудно подхлестнуть и легко может наступить прострация в форме упадка духа и потери боеспособности. Вот почему наступательная война выгоднее оборонительной. В упорной обороне нет экстаза, но временами наступает угнетение и вызываемое им крушение. Настоящая прострация наступает после разгрома… Смена экстаза прострацией сопровождается высшей мерой отчаяния. В состоянии прострации побежденный народ бессилен. После военного разгрома победитель диктует свои условия, которые не принять невозможно. Тогда вступает в свои права формула “горе побежденным”, глубокий смысл которой не умеют предвидеть народы, и правители, вступающие в войну. Побежденный капитулирует в состоянии прострации, а победитель в экстазе опьянения победою теряет чувство меры и предъявляет требования, осуществление которых бывает гибелью для него же самого.‹…› Мы видим, таким образом, что военный экстаз есть свойство человеческой психики, могущее иметь большую боевую ценность. Но это состояние не прочно, а иногда опасно, ибо, будучи сломлено, ведет к прострации и к потере боеспособности. Впавший в прострацию побежденный делается пассивною жертвою победителя и сдается без всякого сопротивления.‹…› Армия и народ, лишенные воинского духа, в начале войны ставящие вопросы “зачем” или толкующие о непопулярности войны, в военном смысле уже мертвы. Они заранее побеждены, как мы видели это на примере русского народа в Маньчжурскую войну… В процессе войны надо еще учитывать действие психических ядов в форме пораженчества и революционных течений, стремящихся использовать поражение. …В настоящее время много говорят о значении пропаганды и учреждены даже министерства пропаганды. Но пропаганда обыкновенно поддерживает только экстаз, она действует на психику масс при посредстве фраз, лозунгов и демагогических приемов. Пропаганда не может заменить воспитания и обучения, которыми прививаются идеи. В лучшем случае она прививает верования. Такая пропаганда ведется обыкновенно больше в пользу личностей, чем во имя идеи.‹…› http://www.voskres.ru/army/library/krainsky.htm

Костромитинов: Морозов Н. Воспитание генерала и офицера как основа побед и поражений. (1909 г.): …Военное искусство не может и не должно у всех народов выливаться в одни и те же формы, быть всегда и везде одинаковым, вне зависимости от духа и особенностей народа. Наоборот, каждая нация строит свою силу и мощь именно на присущих ей своих национальных особенностях. И если методичные и пунктуальные немцы и японцы могут уподоблять свою армию машине, могут строить свои успехи главным образом на точной и удивительной работе штабов, то наша армия, подобно французской, требует для себя кроме хороших штабов еще и обаяния любимых и уважаемых начальников. …И действительно, мы не можем помириться и никогда не помиримся с мыслью быть пешками в руках штабного канцеляриста-стратега, мы никогда не свыкнемся с идеей, что начальство есть земной Бог, являющийся перед войсками 1-2 раза в году, мы и работаем-то в полной зависимости от личности начальника и своих симпатий к нему. В этом и наша сила, и наша слабость. Мы можем или класть всю душу и тело в работу, или не будем ничего делать, отбывая только номер. Все зависит от личности начальника и его отношений к подчиненным. Как можно видеть, вожди нашей славной эпохи — истинные витязи в душе — чутьем своим сумели схватить эту черту армии и сумели сделать ее великой и славной. http://militera.lib.ru/science/vs17/03.html Л. Махров. Современная война и высшее командование. (1912 г.): Литература о Русско-японской войне вот уже в течение 6 лет, отыскивая причины наших поражений, подчеркивает неумение высшего командного состава управлять большими войсковыми соединениями. …Кого только не перебывало в минувшую войну во главе больших войсковых соединений! Были и военные инженеры, которые, по выражению М.И. Драгомирова, до конца своей служебной карьеры никак не могли «рассапёриться»; были и генералы из управляющих имениями; …были и лица более известные миру изящных искусств, чем глубокой армии… Было много престарелых кавалеров ордена Св. Георгия, личная храбрость которых никак не могла возместить отсутствия военного образования, и победа ни разу им не улыбнулась… Словом, на командных должностях в минувшую войну, за очень малым исключением, находились, так сказать, случайные люди, которым чуждо было умение вести современную войну. Громадная численность армии, большие пространства, на которых приходилось действовать, широкое применение технических средств, разрешающих вопросы разведки, связи и снабжения, прошли мимо этих удивительных полководцев, занимавшихся до войны либо посторонним делом, либо военным, не выходящим за пределы точного исполнения гарнизонной службы и плацпарадных упражнений… …Наконец, среди лиц высшего командования почти не было понимавших психологию войны и боя; скажем проще, даже не все понимали душу русского солдата. По единогласному отзыву многих писателей о Русско-японской войне в моральном отношении наша армия была вне упрека: «дух был хороший. Правда, цель войны не могла вызвать особого воодушевления, но в солдатах было много молодого задора, веры в русскую непобедимость и желания отомстить японцам за неудачи нашего флота», и все это было растрачено робостью управления высшего командования, пассивного, лишенного инициативы, не понимавшего и не умевшего воспользоваться этой могучей силой, которая, по существу, решает вопрос победы и поражения. http://militera.lib.ru/science/vs17/15.html

Костромитинов: «…не растерзанными могут остаться только те страны, в которых религия и государство составляют одно нераздельное целое». Это не просто слова С. О. Макарова, это выражение православного учения о взаимоотношениях Церкви и государства: «Мирская власть и священство относятся между собою, как тело и душа, они необходимы для государственного устройства точно так же, как тело и душа в живом человеке. В связи и согласии их состоит благоденствие государства» (Правила Православной Церкви с толкованиями епископа Никодима. Т.1. Стр.683). Это соответствует словам Христа: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф.12:25) Наиболее глубокие корни разделения в изначально православное российское общество насадил Петр I, который все свои представления о государстве черпал из католических и протестантских источников с их рационализмом, теориями «естественного права», «территориализма», «государственной церковности», «чья власть, того и вера» и тому подобными языческими прелестями. Все наши последующие государи и государыни, включая совсем уж слабоумного Николая II, получившие «отменное» европейское образование, более-менее последовательно культивировали всю эту мерзость, не обращая никакого внимания на полное противоречие с Православием, которое сохранялось в чистоте и поддерживалось только в среде иночества, немногих священников и мирян. Основная же масса народа, особенно, разумеется, интеллигенции, (а на флоте и в армии это в первую очередь касалось высшего и среднего командного состава) начинала самозабвенно язычествовать, всяк на что горазд, лишь формально придерживаясь православного исповедания. Св. Феофан Затворник (1863 г.): «Вслед за окончанием Крымской войны (будто плотина какая прорвалась) широкой рекой потекли к нам западные учения о неслыханных дотоле, противных духу Христову, порядках в жизни семейной, религиозной, политической… Многие живут и действуют так, как бы для них не было Господа и св. Церкви Его». «…Церковь не властна изменить что-либо в своем учении, не властна она и прекратить проповедование истины, какие бы иные учения ни предписывались или ни распространялись государственными инстанциями. В этом отношении Церковь совершенно свободна от государства. «Как сила духовная, самостоятельная, Церковь может существовать и вне государства, может употреблять для осуществления своих целей собственные духовные средства, без нужды в помощи государства с его земными средствами, но государство, как сила земная, не может долго существовать без духовной, нравственной силы, так как обратится тогда в общество людей, которые, не имея нравственной опоры, живут простою физическою силою, подобно животным» (Правила Православной Церкви с толкованиями епископа Никодима. Т.1. Стр.676-677). История явила в разных странах мира много роковых примеров антицерковной политики правительств, которая в конечном счете самый сильный удар наносила по самому государству, ибо, несмотря на свой материальный, земной характер, государство значительно более хрупко, чем Церковь, о которой Господь Иисус Христос неложно обетовал, что «врата ада не одолеют ее» (Мф.16:18)». (Протоиерей В. Цыпин. Церковное право. Курс лекций. 1994. С.414-424)

Костромитинов: «Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак.1:8). Архимандрит Константин (Зайцев): Что разбивает цельность духа у людей, привыкших жить светской интеллектуальной жизнью? Так называемая «рефлексия»… Со стороны привыкает видеть себя человек, раздваиваясь и приучаясь пребывать в таком умоначертании, которое диаметрально противоположно «целомудрию» [целостному мировоззрению], в своем точнейшем смысле обнимающему всю полноту человеческого сознания. Наличие такой раздвоенности радикально меняет все в душевном устройстве человека. По этому признаку и можно различать две эпохи в нашем прошлом: одну, исполненную органической целостности сознания, в созвучии с духом Церкви, и другую, когда, в условиях разрушения этого сознания, надо было каждому тщиться снова создавать внутреннее созвучие с голосом Церкви. Московская Русь имела свои темные стороны - …но бесценным ее достоянием, совершенно бесспорным, является именно цельность церковного сознания, господствовавшая безраздельно во всем строе жизни. Допетровская Русь… спасалась, живя во Христе и питая свой дух живой водой общения с Церковью… И в этой целостности сознания творилась жизнь - и личная, и семейная, и общественная, и народно-государственная. Эта целостность церковного сознания была формально упразднена реформой Петра… «Высвобождение» от полноты принадлежности к Церкви было прокламировано Петром, но лишь постепенно [под давлением властной элиты] входило в жизнь, завладевая сознанием вновь возникающего «общества». Россия Имперская являла собой поэтому своеобразную двойственность… «Общество», «образовываясь», уходило в своего рода раскол, вместе с тем образуя особый тип «двоеверия», поскольку бытовое «православие» оставалось в силе рядом с новым ходом мыслей и чувств, с новой волевой устремленностью, иногда очень далекими от Церкви и даже враждебными ей... Текло время. Расшатывалась исходная целостность. Пусть и не уходила от Церкви Россия, но, вырастая культурно, линяла духовно… (Архимандрит Константин (Зайцев). Пастырское Богословие. Курс лекций.)

Костромитинов: Митрополит Серафим (Чичагов). (Правнук адмирала В. Я. Чичагова (1726-1809), внук П. В. Чичагова (1767-1849), морского министра России. Закончил Пажеский корпус, Артиллерийскую академию. Участник русско-турецкой войны, герой Плевны. С 1893 г. – священник; в 1898 г. – принял монашество; с 1905 г. – епископ; с 1912 г. – архиепископ; с 1918 г. – митрополит. В 1937 г. расстрелян большевиками). (1905 г.): В наши трудные и лукавые дни голос святителей заглушается голосами и криками главарей разнообразных сект, проповедников бесчисленных вер, отрицаний и «новых путей», а за последнее время и сторонников беспримерного в истории безумия – христианства без Христа и человеколюбия без имени Божия… Кого не ужасает современное стремление образованного общества соделать православный русский народ равнодушным к вере... и, таким образом, наложить на него иго худшее татарского… (1908 г.): Не видим ли мы в наше бездарное время множества новых писателей и публицистов, не способных ни на какой серьезный, самостоятельный и талантливый труд, но болезненно стремящихся стать во главе современного заблуждения общества хотя бы своим крайним направлением, вполне безнравственным и безрелигиозным… Мало ли теперь общественных и государственных деятелей, возведенных случайно, разными событиями и обстоятельствами на высоту им непосильную, которая кружит головы. В глубине сердца они сами ощущают свое бессилие и несоответствие, а потому стремятся скрыть свои недостатки избранием пути и целей более легких, чем творчество, возрождение и служение вечной истине Христовой. В попытке угодить всем они… легко снисходят ко всякой лжи, как бы она ни была вредна и преступна, отговариваясь «христианской мудростью». Ради похвалы, популярности… они задаются целью нераздражения врагов и умиротворения посредством попущения, что возможно только при недостатке благочестивого рассуждения, духовного развития и при намеренном непротивлении злу. Но не противляться злу может только само зло. …Что же такое «христиане», отвергающие глас Церкви, «православные», убегающие от Святых Таинств, ученые и просвещенные, отталкивающие от себя пастырей по гордости, возвышающие себя пред ними, воображающие себя развитее их даже духовно? …Что же такое общественные и государственные деятели, …насаждающие в народе своим безразличием к религии и Церкви безнравственность, озверение, распутство или «укрепляющие» мир, порядок и законность в стране попустительством, «нераздражением», непротивлением безумию, дерзости, предательству и всякому злу? (1909 г.): Большинство людей так привыкли жить бессознательно, что они не замечают своей нелогичности и непоследовательности. В умах полный разлад между верою, научными знаниями и личными убеждениями, в сердцах – такой же разлад между совестью, идеальными порывами и грешными навыками… Их ум, как безблагодатный, живет только критикой, сомнениями, недоверием, соблазнами, мелочностью… В самом познании своем они обнаруживают ненормальную грубость… Всмотритесь и убедитесь, что у непросвещенного духовно человека всегда повреждены способности мышления, суждения и умозаключения, а потому он обнаруживает во всех своих мыслях и действиях слабость и ошибочность. В особенности это сказывается в неумении здраво сравнивать временное с вечным, Божественное с человеческим и в стремлении к предрассудкам… …Теперь изучаются причины неудач японской войны, исследуется множество предшествовавших мероприятий, недочетов, направление политики и всех отраслей государственного управления, взвешиваются крупные и мелкие происшествия во время кампании, …но истинная причина остается все-таки не выясненною, так как из всех многочисленных обвинений и указаний на действовавших лиц, на прошлые недочеты и современные бедствия следует вывести основную причину и объявить ее… Без благодати, без Духа Божия, просвещающего ум, …нельзя уметь отличать добро от зла, людей Божиих, способных, даровитых, от врагов Божиих, живущих самообожанием, тщеславием, лицемерием, нельзя ничего созидать, опасно браться за руководство ответственным делом и влиять на участь своих ближних! Без глубокой веры, христианской жизни, …немыслимо получить дар водительства народного и добывать победы над врагом… Основная причина наших неудач в японскую войну – это упадок веры и нравственности в народе, но более в «образованном» обществе! Бесконечно виноваты те люди, которые думали, что без веры можно устроить и свое государство! А таких теперь очень много…

Рыба: Добрый день. Ничего не имею против христианства...но вот что меня с определенного момента в нем удивляло так это притензии на монопольное владение истеной, чудны дела твои... ››В наши трудные и лукавые дни голос святителей заглушается голосами и криками главарей разнообразных сект, проповедников бесчисленных вер, отрицаний и «новых путей», а за последнее время и сторонников беспримерного в истории безумия – христианства без Христа и человеколюбия без имени Божия… ›Если вспомнить хотя бы то что христианство зародилось именно как секта, именно как «новый путь» слушать подобное более чем странно. В той же Японии как то уживаются Синтоизм, Буддизм( у которого несколько направлений), Даосизм, Секты, Христианство... Живут как то... и вполне могут »… уметь отличать добро от зла». Ну почему если я воспринимаю мир по своему я обязательно безнравственнен, распутен и пр и пр. Решительно не понимаю. Впрочем, повидимому невозможно переспорить жреца, это аксиома. Уважаемый Костромитиновя совершенно не желаю оскорблять Ваша религиозные чувства, но давайте быть взаимно вежливыми, просто если действовать в таком духе я же то же могу «развенуться», это не приведет ни к чему хорошему кроме взаимных оскорблений... С уважением Александр

Костромитинов: Как говорится, до смешного доходит. Буквально каждой фразой Вы неопровержимо подтверждаете всё выше сказанное. Но речь не об этом. Во-первых, весь приведенный здесь материал ни в чьих комментариях не нуждается, поскольку приведен для краткой информации о действительном духовном состоянии российского общества в изучаемый период и о первостепенной важности этого вопроса для глубокого понимания истинных причин падения России вообще, и поражения в русско-японской войне, в частности, то есть таких причин, по отношеню к которым все остальные вторичны. Информация эта может послужить вразумлением только для тех, кто этого вразумления ищет, а значит и способен воспринять его как единую мысль (причем, мысль хорошо известную и вполне осознаваемую многими современниками и участниками тех событий). Остальные могут не дёргаться. Не нравится – не читайте, никто за уши не тащит. Во-вторых, никакие диспуты о вере здесь не предусматриваются. Это военно-исторический форум. По-крайней мере, он так называется. Поэтому в материалах отсутствует богословское обоснование. Из всех цитат намеренно удалено всё, что превышает уровень простой логики. Для разговоров о вере есть другие форумы. Св. Антоний Великий: «Не со всяким веди беседы о благочестии и добром житии. Подобный подобному сочувствует, а для таких бесед немного слушателей». Не можете чего-то понять – учитесь: http://www.pagez.ru/lsn/

Всеслав: Костромитинов пишет: цитатаВо-вторых, никакие диспуты о вере здесь не предусматриваются. Это военно-исторический форум Да всё именно так и никак иначе. К тому-же мы втроём (Всеслав, Рыба, Костромитинов) уже решили вопрос о не обсуждении религиозных тем - ещё в теме «Возможности крейсерской войны с Японией». Я согласен с Вами, что в Ваших предыдущих сообщениях - не было явной «агитации» христианства-православия, но попрошу Вас, в следующих Ваших постах делать обязательную привязку (т.е. более акцентировать) к теме Р.Я.В.

Рыба: Добрый день. ››Не можете чего-то понять – учитесь ›Оставлю без коментариев, ввиду того что к теме не имете отношения. ››Во-первых, весь приведенный здесь материал ни в чьих комментариях не нуждается, поскольку приведен для краткой информации о действительном духовном состоянии российского общества в изучаемый период ›А собственно почему не нуждается это далеко не истина в последний инчтанции, это взгляд вполне конкретных людей Митрополита Серафима, Архимандрита Константина, Морозова Н. и прочих на проблемы духовного состояния общества в конкретный период конец 19 начало 20 века. Не более того но и не менее, как любое мнение они имеют право на существование, и как любое мнение они можгут быть оспорено и прокоментировано. А вобще я согласен с Всеславом: «в следующих Ваших постах делать обязательную привязку (т.е. более акцентировать) к теме Р.Я.В. ». Тема которую Вы открыли называлась » С. О. Макаров: «Я знаю Японию еще с детства».» и до 4 марта 2005 сообщения не изменяли сути темы, мнения и наблюдения С.О. Макарова высказанные им в приведенных Вам письмах письмах весьма интересны, нуждаются ли они к коментариях, а почему нет... ››Государственные люди Японии, повидимому, считают, что еще не настала пора заняться делом религии. Япония находится в настоящее время в периоде гражданских реформ… Тем не менее вопрос о государственной религии в скором времени придется поставить на очередь. ›Этот вопрос не встал и через 100 лет, повидимому государственные люди японии не видят смысла в этом ну и т.д. Но с 4 марта, ситуация несколько изменилась, я бы еще понял если далее стали приводиться мнения о Японии других людей, выдержки из писем или дневников пленных офицеров или иное прочее, ушли бы на вопросы психологической подготовки и психологической устойчивости войск, сравнение и пр почему бы и нет... но далее я увидел нечто другое, на что я и обратил Ваше внимание, так что если угодно моите посмеяться ничего против этого не имею. С уважение Александр

NMD: Кстати, мне тут попалось периодическое издание «Japan Yearbook» Токийского Университета, ни больше ни меньше. За 1922-23гг. Очень понравилось. Люди просто и без лишней рисовки рассказывают о японии. Статьи в целом хорошие, авторы не боятся критиковать существующие порядки... В разделе «Религия» приводится кой-какая статистика на 1917г. #1 и # 2 в тексте стоят наоборот (в них -- о буддизме), это моя вина -- не специфицировал правильно названия. #4 это Синтоизм. Из сопровождающей статьи, выносится впечатение, что и через 30 лет после письма С.О.Макарова японские власти ещё не определились с гос. религией. Т.е., вообще-то религия у них появилась чуть позже (т.н. «воины духа» и проча хрень), но на данный период можно считать поклонение императору (или верность Родине, так нам привычнее) за эту самую гос. религию. По выражению одного моего знакомого «Любишь императора, вот и хорошо, остальное -- не государственное дело»...

Всеслав: В тему: Инадзо Нитобэ. Бусидо, душа Японии. И предисловие к этой книге: http://green-door.narod.ru/bushido.html

Всеслав: NMD пишет: цитатаИз сопровождающей статьи, выносится впечатение, что и через 30 лет после письма С.О.Макарова японские власти ещё не определились с гос. религией. В эпоху Мэйдзи (после 1868 г.) официальной религией становится синтоизм в чистом виде. В результате религиозной реформы императоров Мэйдзи (после 1868 г.) появилось четыре типа синто: 1. Косицу или императорский синто. 2. Дзиндзя (Дзингу) или храмовый синто. 3. Кеха или сектантский синто. 4. Минкан или народный синто. Императорский ритуал, оставаясь частным, тем не менее оказал значительное влияние на ХРАМОВЫЙ СИНТОИЗМ, который был ОФИЦИАЛЬНОЙ РЕЛИГИЕЙ ЯПОНИИ с 1868 по 1946 гг. и находился в ведении особой ассоциации («Дзиндзя хонте»). (Источник: Мирча Элиаде, Ион Кулиано. Словарь религий, обрядов и верований (серия «Миф, религия, культура»). М.: ВГБИЛ, «Рудомино», СПб: «Университетская книга», 1997. С. 248-255.) И ссылка по теме: http://refine.com.ru/pageid-849-1.html NMD пишет: цитатаТ.е., вообще-то религия у них появилась чуть позже (т.н. «воины духа» и проча хрень), Не слишком-ли оскорбительно написано? NMD пишет: цитатано на данный период можно считать поклонение императору (или верность Родине, так нам привычнее) за эту самую гос. религию. Это было вполне естественно, так как именно синтоизм проповедует божественность императорской власти. Главный стержень ХРАМОВОГО СИНТОИЗМА (официальной религии Японии с 1868 по 1946 г.г.) – догмат о божественности Императорской власти. Император – потомок богини Аматерасу. Каждый японец обязан абсолютно повиноваться его священной воле. Дворец императора – святилище. Гробницы умерших императоров также делаются святилищами. Важнейшие государственные и религиозные праздники были связаны с днями памяти выдающихся императоров, начиная с легендарного Дзимму-тенно. (Источник: http://bagmy.narod.ru/japan.html) Честно говоря я так и не понял, а в чём проблема-то была? В любой мало-мальски развитой стране (за исключением может быть аборигенов) присутствуют практически все, широкораспостранённые религиозные течения, но это-же не означает, что в государстве нет какой-то официальной религии.

NMD: Всеслав пишет: цитатаВ эпоху Мэйдзи (после 1868 г.) официальной религией становится синтоизм в чистом виде. Я хотел бы уточнить пару моментов. Имелись ли в гос. учреждениях вообще и в вооружённых силах в частности (в полках, на кораблях) священники? Выполнялись ли обряды обязательные для всех? Всеслав пишет: цитатаНе слишком-ли оскорбительно написано? Резковато, согласен, но всё-таки, «Воины Духа» обеспечивали идеологическую основу японского милитаризма -- родного брата германского фашизма, а лично мне этого достаточно. Всеслав пишет: цитатаЧестно говоря я так и не понял, а в чём проблема-то была? Я проблемы тоже не вижу. Наоборот, мне нравится как японцы решили религиозный вопрос. Всеслав пишет: цитатаВ любой мало-мальски развитой стране (за исключением может быть аборигенов) присутствуют практически все, широкораспостранённые религиозные течения, но это-же не означает, что в государстве нет какой-то официальной религии. См. мои вопросы выше. ПМСМ, есть некая разница между доминирующей и официальной религией, и заключается она именно в «обязаловке».

Всеслав: NMD пишет: цитатаИмелись ли в гос. учреждениях вообще и в вооружённых силах в частности (в полках, на кораблях) священники? Выполнялись ли обряды обязательные для всех? Мне ответил коллега из Японии (T-Key): цитатаВ период Р.Я.В. японских священнослужителей не было ни в армии, ни во флоте ни в гос. учреждениях. Священники были только в храмах. Обязательных (насильных) обрядов не существовало. Если например праздник был Синтоистским, то представители других вероисповеданий участвуют в нём по желанию (без обязательных соблюдений обрядов), но также и не вторгающиеся в уставы и регламент проведения праздника. В основном в Японии были представители двух религиозных течений: Буддисты и Синтоисты. Были и христиане, но их количество было слишком мало. Но несмотря на это, их вера была уважаема со стороны власти. Если на фронте или на флоте происходил какой-либо религиозный случай (праздник или похороны), то данную службу производил офицер - имевший отношение к той или иной религии или знающий основы этих религий . Но: цитатаВ связи с высокими боевыми потерями в войсках в конце сентября - начале октября 1904 года в японской армии был создан отряд из 24 похоронных команд для погребения павших на полях сражений. Поскольку русские войска, по замыслу своих военачальников, постоянно отступали после крупных столкновений, а потому не успевали собрать всех своих раненых и убитых, то это приходилось делать японцам. Почему в штат отряда и был введен православный священник (японец) для захоронения русских солдат и офицеров. Источник: Газета «Владивосток» № 1629 цитатаВо время войны были случаи, когда православных японцев преследовали по подозрению в шпионаже в пользу России. Однако православная церковь смогла вынести все испытания войны. А когда война закончилась, вновь стали появляться японцы, принимавшие православное крещение. В 1912 г., в том году, когда святитель Николай окончил свои земные дни, число православных японцев превышало 34 тысячи человек. Источник: Есикадзу Накамура «Миссионер-богатырь» А это по возможному кол-ву японцев-христиан: цитатаПоначалу в христианство обращались люди образованные и ориентированные на Запад. Это особенно заметно у протестантов. Но прошло время, и начался откат по всем направлениям проповеди христианства. Здесь рубежом служит приблизительно 1895 год, когда японцы начали свою первую, назовем ее так - империалистическую - войну против Китая. Произошла вспышка национализма. Правительство особенно миссионеров не давило, но общее настроение сильно изменилось. И если раньше среди новообращенных христиан было много людей, причастных к высшей политической элите, то теперь, как пишет Николай Японский, к нему шли люди бедные, люди необразованные. Это было не только у православных, повторяю, но у всех христиан. И оказалось, что количество обращенных японцев что у католиков, что у православных, что у протестантов - приблизительно одинаково. Цифра эта измеряется десятками тысяч, между 30 и 40 тысячами. Источник: Никорай До «Православие в Японии» А вот тот самый японский священник (периода 1903-1904 г.г.), написанный самим В.В.Верещагиным

NMD: Всеслав пишет: цитатаМне ответил коллега из Японии (T-Key): Большое спасибо. Равно и за ссылки.

Всеслав: Небольшое добавление: Мне ответил Президент Русско-Японской Военной Ассоциации в Японии, доктор Масаёси Мацумура: цитатаВо время Русско-Японской войны 1904-1905 г.г., японские священники были посланы на поля битв, чтобы оплакивать мёртвые тела. Российских военопленных в Русско-Японской войне насчитывалось приблизительно 76000 человек, и японские священники (синтоистские, буддийские и христианские) были посланы на поля битв в Маньчжурию в количестве 115 человек. Кстати сейчас доктор Масаёси Мацумура, готовится к Международному Симпозиуму по Русско-Японской войне 1904-1905 г.г., который будет проведён с 19 по 22 мая этого года, в Мемориальном зале им. Ютаро Комура, в городе Ничинан (префектура Миязаки). Надеюсь получить новую информацию по интересующим вопросам истории Русско-Японской войны 1904-1905 г.г.



полная версия страницы